Венчурный революционер: как миллиардер Марк Андриссен изменил свою компанию ради криптовалют

Сооснователь и генеральный партнер фирмы Andreessen Horowitz Марк Андриссен безусловно является одним из самых узнаваемых и известных венчурных инвесторов в Кремниевой долине и за ее пределами. Он не самый богатый представитель этой индустрии, не самый успешный по числу удачных сделок, у него были и крупные провалы, и конфликты с другими предпринимателями и обществом в целом из-за чересчур резких высказываний. Но не будь Андриссена в долине, развитие венчурной отрасли могло бы пойти совершенно по другому пути.

«Зачем вообще нужны перья? Чтобы их потрепать. Выделяются те, кто поступает иначе», — подчеркнул он в недавнем интервью Forbes.

Кто такой Марк Андриссен, на чем сколотил состояние [$1,4 млрд], почему заработал славу революционера и как он меняет подход к бизнесу ради криптовалют — читайте в материале ForkLog.

Рождение звезды

В 1994 году Netscape Communications Corporation Марка Андриссена и Джима Кларка запустила браузер Netscape и фактически стала одной из первых компаний, решивших заработать на интернете. Авантюра полностью себя оправдала и их ждал ошеломляющий успех уже через год.

Сейчас идея создания браузера на заре всемирной сети кажется очевидной, однако необходима была смелость и готовность рисковать, чтобы вложиться в интернет-бизнес, когда известные экономисты прогнозировали, что электронная почта изменит жизнь людей не больше, чем факс.

В 1995 году компания вышла на IPO и к концу первого дня торгов ее рыночная капитализация составляла $2,9 млрд, что было неслыханно для предприятия, которое еще не успело выйти в плюс.

Венчурный революционер: как миллиардер Марк Андриссен изменил свою компанию ради криптовалют

Андриссен на обложке журнала TIME, 19 февраля 1996 года

В 1999 году компания была продана AOL за $4,3 млрд, где Андриссен получил кресло CTO, однако впоследствии Netscape уступил позицию лидера Internet Explorer в первой браузерной войне, последний затем проиграл Chrome от Google, при этом параллельно часть рынка откусил Safari от Apple, а праправнук Netscape — Firefox от Mozilla, — стал своего рода отшельником. Тем не менее первопроходца не забудет никто; и так уж получилось, что им стал именно Марк Андриссен, которого в возрасте 28 лет Массачусетский технологический институт (MIT) включил в сотню ведущих мировых инноваторов.

Со своим будущим партнером по венчурному бизнесу Беном Хоровитцом Андриссен познакомился в Netscape. Однако до того, как полностью уйти в инвестиционный сектор, им предстояло принять участие в еще одной революции.
Так, в 1998 году появилась компания Loudcloud, затем переименованная в Opsware и проданная мультинациональной корпорации Hewlett Packard за $1,6 млрд в 2007 году. Именно это, уже совместное предприятие стояло у истоков сектора программного обеспечения как услуги (SaaS).

В период с 2005 года оба попробовали себя в роли бизнес-ангелов и отдельно вложили порядка $80 млн в такие авантюрные затеи как Twitter, Ning и другие. Переломный момент для партнеров и всего венчурного бизнеса в долине настал в 2009 году, сразу после кризиса, когда они основали фирму Andreessen Horowitz.

Facebook, Instagram и другие. Каких быков Андриссен схватил за рога, а каких упустил

Венчурный революционер: как миллиардер Марк Андриссен изменил свою компанию ради криптовалют

Под первый ориентированный на информационные технологии фонд Andreessen Horowitz партнеры привлекли $300 млн. Тогда Андриссен написал у себя в блоге, что компания ищет основателей-технологов, которые непременно хотят возглавить собственный стартап, а не делегировать управленческие обязанности профессиональным менеджерам.

В 2009 году партнеры очертили, какими качествами должен обладать лидер, достойный их поддержки. В статье для TechCrunch тех времен они привели три примера идеальных управленцев: Стив Джобс (Apple), Билл Кэмпбелл по прозвищу Тренер и Энди Гроув (Intel).

  • умение сформулировать видение;
  • правильные амбиции и уважение к интересам своих сотрудников;
  • умение реализовать видение.

Таких основателей Андриссен и Хоровитц хотели видеть в своем инвестиционном портфеле. И их инвесторы с критериями, по всей видимости, полностью согласились, поскольку уже в 2010 году Andreessen Horowitz привлекла $650 млн под второй фонд, несмотря на то, что в те времена многие предрекали венчурной отрасли если не смерть, то значительные трансформации.

Первой инвестицией партнеров стал Skype, который в то время уже входил в состав компании eBay. И в этом случае партнеры снова поставили против общепринятого мнения, что после покупки гигантами стартапы вроде Skype теряют технологическую составляющую. Инициатива окупилась двумя годами позже, когда популярный сервис по IP-телефонии выкупила корпорация Microsoft. Еще одной успешной инвестицией можно назвать сервис для совместной разработки IT-проектов GitHub, который в прошлом году также вошел в состав Microsoft. Так, венчурная фирма вложила в него $100 млн, а через несколько лет получила $1 млрд.

Среди других успешных инвестиций партнеров: Facebook, Twitter, Airbnb, платежный стартап Stripe, Foursquare, Groupon, Slack, Pinterest и даже Instagram, на котором они заработали $78 млн при вложениях в $250 тысяч.

В 2011 году Andreessen Horowitz, вероятно, была всего в шаге от того, чтобы возглавить раунд финансирования Серии B для Uber на $300 млн. Однако, по некоторой информации, фирма в последний момент захотела занизить на $80 млн оговоренную сумму вложений и создатель стартапа Трэвис Каланик нашел более сговорчивого инвестора в лице Menlo Ventures. Андриссену пришлось довольствоваться более мелким конкурентом Lyft, который совсем недавно провел успешное IPO. В компании до сих пор не комментируют, почему сделка с Uber не удалась.

Фактически до недавнего времени всеми главными партнерами фирмы были мужчины, несмотря на то, что у конкурентов все больше руководящих должностей уже отдавали в руки женщин. Ситуацию попытались исправить только в 2018 году, однако это своего рода «опоздание» в контексте гендерной кадровой политики не осталось незамеченным.

В прошлом Андриссен, к слову, делал довольно резкие заявления, в том числе и о том, что «Индии стоило оставаться колонией». Причиной стала блокировка проекта от Facebook под названием Free Basics для беднейших слоев населения Индии. Тогда даже Цукерберг осудил радикальность его позиции.

На выборах США в 2016 году он поддержал Хиллари Клинтон, хотя изначально симпатизировал кандидату от Республиканской партии, который проиграл Дональду Трампу. На данный момент его твиты того периода уже недоступны, поскольку в связи с изменением «климата» в политике и культуре он провел чистку. Сейчас оба партнера стараются воздерживаться от резких заявлений и заниматься своим делом.

Венчурный бизнес — один из самых высокорискованных в современном мире (не считая криптовалют), поэтому нет ничего удивительного, что Andreessen Horowitz заключала и провальные сделки, однако за годы своего существования компания уже заработала для своих инвесторов более $10 млрд.

Предполагается, что первый ($300 млн) и третий ($900 млн) фонды принесут пятикратную прибыль, а второй ($650 млн) и четвертый ($1,7 млрд) — трехкратную [данные Forbes]. Тем не менее с появлением криптовалют и ростом их популярности Марк Андриссен снова задумал совершить революцию и в корне изменить устоявшуюся венчурную парадигму.

Устрой дестрой, порядок — это отстой

Сейчас Андриссен находится в активном поиске инакомыслящих основателей, которыми руководит гнев и несогласие. За этими людьми будущее века, рассказал он в недавнем интервью Forbes. Теперь компания не только выслушивает питчи амбициозных предпринимателей, которые надеются привлечь финансирование, но и сама пытается отыскать «неограненные алмазы», чтобы предложить им свои услуги.

Одним из направлений в новой парадигме Andreessen Horowitz стали криптовалюты. Ради столь высокорисковых инвестиций партнеры даже изменили юридический статус компании с фонда на финансового консультанта, чтобы избавиться от регуляторных ограничений, которые связывают руки венчурным капиталистам в США.

Вероятно, к этому решению партнеров подтолкнула деятельность дочернего криптовалютного фонда a16z crypto на $300 млн под управлением Криса Диксона и Кейти Хаун, который работает как отдельное юридическое лицо. На момент создания фонда в 2018 году Andreessen Horowitz уже порядка пяти лет вкладывала в стартапы из сферы цифровых валют, включая Coinbase и Ripple.

Упомянутые предприятия компания поддержала еще на этапе становления и с большей долей уверенности можно говорить, что не пожалела. Нынешняя капитализация Coinbase превышает $8 млрд, а сеть Ripple Net уже насчитывает более 200 компаний.

В 2015 году Andreessen Horowitz приняла участие в раунде финансирования для майнинговой компании 21 Inc на $116 млн. На тот момент это было крупнейшей сделкой в истории развивающейся индустрии. Сегодня 21 Inc более известна под брендом Earn — этот сервис был выкуплен Coinbase в начале прошлого года.

В 2016 году портфель компании Андриссена и Хоровитца пополнил блокчейн-стартап Mediachain, который разработал децентрализованную платформу для управления авторскими правами на музыкальные произведения и другие виды контента. Впоследствии это предприятие выкупил Spotify, а его основатели Джесс Уолден и Денис Назаров со временем перешли в a16z crypto.

В том же году Andreessen Horowitz вложила в инвестиционную фирму выходца из Coinbase Polychain Capital, приняв участие в раунде на $10 млн, доверив ей поиск и финансирование новых блокчейн-активов и протоколов.

Примечательно, что Андриссен и Диксон также инвестировали в фонд Scalar Capital еще одних экс-сотрудников Coinbase, портфель которого состоит непосредственно из криптовалют.

Не боится венчурный революционер и токенсейлов: в портфеле Andreessen Horowitz монеты проектов Oasis Labs и TrustToken, а также MakerDao.

Стоит отметить, что значительная часть венчурной деятельности партнеров в криптовалютной индустрии завязана на Кремниевой долине, в особенности на Coinbase, вокруг которой сформировалась своего рода «мафия». В частности, в Andreessen Horowitz перешел и глава комплаенс-отдела упомянутой компании Майк Лемпрес. Однако в этом нет ничего удивительного, ведь еще в 2009 году Андриссен подчеркнул, что в первую очередь будет инвестировать в стартапы из долины, поскольку именно там на данный момент расположен центр технологического развития.

«Структура a16z crypto позволит нам удерживать портфельные активы в течение десяти лет и более», — подчеркнул как-то Крис Диксон, подтвердив, что Andreessen Horowitz в криптовалютах основательно и надолго.

И когда в следующий раз очередной Нобелевский лауреат по экономике или «серьезный» высокопоставленный чиновник заявит, что биткоином пользуются исключительно преступники, а криптовалютная индустрия — это финансовая пирамида, вспомните, что Марк Андриссен уже запустил первый пользовательский интернет-браузер тогда, когда их имена еще не были известны никому.

Nick Schteringard

Подписывайтесь на канал Forklog в YouTube!

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL+ENTER

forklog.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

1 × четыре =